«}));
—>

Дoбaвить в Flipboard Magazine.

Мoсквa, 17 июня — «Вeсти.Экoнoмикa». Вo Фрaнции избрaнный прeзидeнт прoрeфoрмaтoрски индивидуaльнoe цeнтрист, a в Гeрмaнии, кaжeтся, всe, скoрee всeгo, пeрeизбрaниe кaнцлeрa aнгeлы Мeркeль. Oзнaчaeт ли этo, чтo зaстoпoрившeгoся прoeктa eдинoй вaлюты в Eврoпe, есть надежда на будущее?

Как считает профессор Гарвардского университета Кеннет Рогофф, это создает почву для надежды, но еще десять лет медленного роста экономики, на фоне периодических долговых приступов по-прежнему выглядит более вероятным сценарием.

В своей статье на Project Syndicate он пишет, что решительные шаги на пути бюджетного и банковского союза могут существенно улучшить ситуацию. Но если не будут приняты меры по укреплению стабильности и устойчивости, шансы, что все закончится рушится, гораздо больше.

Профессор Гарвардского университета Кеннет Рогофф

«Да, конечно, в краткосрочной перспективе есть много причин для оптимизма. Уже год, еврозона демонстрирует твердое циклов восстановления экономики и превышает ожидания сильнее, чем экономика любой другой крупной развитой стране.

Кроме того, выбор Эммануэля Макрона, без сомнения, эпохальным событием. Это повышает надежду на то, что Франция будет возродить свою экономику в достаточной степени, чтобы стать полноправным и равным партнером в Германии в процессы управления в зоне евро. Макрон и его команда экономистов полны перспективных идей, в этом случае, он будет большинство в Национальном собрании, который позволяет их реализовать (хотя я бы помог согласия Германии к расширению свободы в сфере бюджетный дефицит в обмен на реформы). В Испании, экономические реформы, также начинают находить отражение в укреплении долгосрочных тенденций роста.

Однако, в целом, ситуация паршивая. Экономика Греции по-прежнему только растет, после того, как один из самых серьезных спадов в истории. Однако, те, кто вину german политику сокращения государственных расходов четко не смотрят на цифры. Подбадриваемая экономистов американских левых в Греции плохо готов пакет финансовой помощи, предоставленных она, вероятно, на самых мягких условиях, в современной истории.

В Италии дела идут гораздо лучше, чем в Греции, но это двусмысленный комплимент. Реальные доходы в Италии, сейчас меньше, чем десять лет назад (кстати, об этом трудно судить с уверенностью из-за гигантской теневой экономики в стране). В целом, для стран Южной Европы, единая валюта стала в клетке золотой: она заставила их сделать сравнительный режим в бюджетной и денежно-кредитной областях, но лишен возможности использовать обменный курс в качестве критических подушка безопасности в случае неожиданных ударов.

И, действительно, одна из причин, почему экономика Великобритании (пока) хорошо держится на плаву после того, как в прошлом году референдума о Брекзите, стало резкое падение фунтов, повысившее конкурентоспособность страны.

Все дело в том, что Великобритания приняла знаменитая (и мудрое) решение, чтобы не перейти на единую валюту, хотя сейчас и идет (не так мудрый) полностью выйти из Ес и общего рынка.

Сейчас уже достаточно очевидно, что евро не был обязательным условием для успеха Европейского союза. Наоборот, он превратился в мощный тормоз, как и предсказывали многие экономисты по эту сторону Атлантики. Еврократы уже давно сравнивает европейскую интеграцию езда на велосипеде: надо постоянно двигаться вперед, иначе cad. Но, в этом случае, о преждевременном переходе к единой валюте лучше говорить как об объездном маршруте через толстый слой цемента мокрым.

Основная причина перехода на евро изначально был так популярен в странах Южной Европы, в большей степени, состоял в том, что в 1980-х и 1990-х годов, люди мечтали о стабильности цен, наблюдавшейся немцев с дойчмаркой. Ирония заключается в том, что, хотя переход на евро, действительно, сопровождался резким падением уровня инфляции во всей еврозоне, большинство других стран мира удалось снизить инфляцию и без евро.

Гораздо более важным фактором на пути к стабильности цен стало появление концепции современного независимого центрального банка. Этот инструмент помог мне радикально снизить уровень инфляции во всем мире. Да, в некоторых странах, например, в Венесуэле, вы все еще можете увидеть трехзначный рост цен, однако, это сейчас большая редкость. Очень вероятно, что если бы Италия и Испания не присоединились к евро, а просто предоставили их, центральные банки больше автономии, они все равно были бы, сегодня, низкая инфляция.

Греция, вероятно, менее очевидный пример, но так как многие бедные страны Африки оказались способны уверенно удерживать инфляцию на уровне менее 10%, можно предположить, что и Греция могли бы сделать это. Более того, если бы страны Южной Европы и сохранили их валюта, они бы, наверное, не имеют такой глубины в долг и сохранили возможность частичного дефолта с помощью инфляции.

Вопрос теперь в том, как вывести Ес из мокрого цемента. Многие из европейских политиков не любят это признавать, но, по всей видимости, нынешний статус-кво не является устойчивым; рано или поздно произойдет, гораздо более серьезной бюджетной интеграции, либо хаотический распад. Невероятно наивно надеяться, что евро не будет новый стресс-тест в реальной жизни в ближайшие 5-10 лет (или даже раньше).

Но если статус-кво в конечном итоге не является устойчивой, почему рынки так спокойно, безмятежно? Почему доходность по десятилетним гособлигациям Италии не превышает доходность по аналогичным немецким бумагам, даже на 2 процентных пункта?

Вероятно, так же, небольшой спред объясняется верой инвесторов в том, что, в случае необходимости, будет предоставлена прямая финансовая помощь, независимо от того, сколько не протестовали против политики германии. Покупка Европейским центральным банком долгов периферийных стран уже и так представляют собой субсидии скрытой, а после победы Макрона серьезно оживились дискуссии относительно выпуска облигаций еврозоны.

Это также возможно, инвесторы делают ставку на то, что южные штаты-слишком далеко зашли в цемент, чтобы выбраться оттуда. Германия просто будет продолжать выжимать их бюджеты, с тем чтобы гарантировать выплату их банки.

В любом случае, лидеры стран еврозоны лучше начать действовать прямо сейчас, не дожидаясь появления нового момент истины для единой валюты. Как долго будет длиться даты оптимизма, чтобы решить Макрону и Меркель.

Добавить в Flipboard Magazine.