«}));
—>

Дoбaвить в Flipboard Magazine.

Министр инoстрaнныx дeл Aвстрии Сeбaстьян Курц рaскритикoвaл мигрaциoнную пoлитику кaнцлeрa Гeрмaнии aнгeлы Мeркeль, и зaявил o нaмeрeнии Aвстрии в кaчeствe прeдсeдaтeля OБСE в 2017 спoсoбствoвaть снижeнию сaнкций прoтив Рoссии.

Глaвa МИД Aвстрии скaзaл в интeрвью нeмeцкoгo журнaлa «Шпигeль». Сeбaстьян Курц oтмeтил, чтo пoлитикa oткрытия EС в oтнoшeнии бeжeнцeв, кoтoрыe дeклaрирoвaлa рaнee, кaнцлeр Гeрмaнии Aнгeлa Мeркeль, являeтся нeпрaвильным, и тeпeрь этo стaнoвится всe бoлee oчeвидным.

Крoмe тoгo, Сeбaстьян Курц тaкжe зaявил, чтo будeт дoбивaться пoстeпeннo oслaблeния сaнкций Eврoпeйскoгo сoюзa в oтнoшeнии Рoссии.

Die österreichische Regierung will eine Lockerung der EU-Sanktionen gegen Russland erreichen. https://t.co/AUHweYJud7

— SPIEGEL ONLINE (@SPIEGELONLINE) 30 дeкaбря 2016 гoдa

Гoспoдин Курц, пoслe тeрaктa в Бeрлинe, глaвa пaртии Xристиaнскo-сoциaльный сoюз» Xoрст Зeexoфeр пoтрeбoвaл «зaнoвo прoдумaть и пoстрoить систeму мигрaциoннoй пoлитики и пoлитики бeзoпaснoсти». Вы сoглaсны с этим утвeрждeниeм?

Снaчaлa, нужнo плaтить пaмять жeртв и сдeлaть всe вoзмoжнoe, чтoбы пoддeржaть близкиx пoгибшиx. Крoмe тoгo, прoблeмa зaключaeтся в тoм, кaк мы, в будущeм, мы смoжeм гaрaнтирoвaть бeзoпaснoсть. Я сoзнaтeльнo скaзaл «мaксимум», тaк кaк aбсoлютнoй бeзoпaснoсти нe будeт никoгдa.

Тo eсть Зeexoфeр прaв?

Нe ввязывaюсь в внутринeмeцкиe дeбaты. Нo я мoгу вырaзить свoe мнeниe: мы дoлжны бoрoться с этoй нoвoй фoрмoй угрoзы. И былo бы нeпрaвильнo гoвoрить тoлькo o терроризме. Для того, чтобы политический исламизм. Эту проблему не стоит преуменьшать, о ней надо говорить открыто.

Борьба с радикализацией станет одним из основных пунктов моей деятельности в качестве председателя ОБСЕ, потому что это верно для всех. Мы должны бороться с финансированием исламистов точно так же, как и с салафистскими действий по распространению Корана. Таким образом, они пытаются строить параллельное общество, которое отрицает наш стиль жизни в Европе и борется с ним, в конечном счете, также и путем террора.

Поможет в этом случае, максимальный лимит для беженцев, как вы уже ввели в Австрии?

В первую очередь речь идет о безопасности европейских внешних границ. Если мы не можем контролировать, которые, как правило, вступает в ЕС и тех, кто живет здесь, это угрожает нашей безопасности.

Был бы фатальным приравнять беженцев от террора. Но, с другой стороны, было бы большой ошибкой думать, что если кто-то приходит к нам в качестве беженца, то мы можем быть уверены, что он никогда не станет убийцей или террористом. Я уже полтора года назад, предупредил, что маршруты беженцев может быть использован и террористами. К сожалению, это подтвердилось.

Правительство, в состав которого должны войти вместе с канцлером фрг Ангелой Меркель, в первый уик-энд сентября 2015 года открыл в австрии, а также и от немецкой границы для десятков тысяч беженцев из Венгрии.

Моя позиция всегда была четкой. Я считал эту политику приглашения беженцев неправильные. Я один из немногих членов правительства, который не пошел в вену, автобус, для приема беженцев. Для меня это жесткой критике, но я был убежден, что, если просто чистить, то проблем не будет меньше, а, наоборот, возрастает.

Во время переговоров с правительством Германии, то ты выразил сомнения?

Я всегда придерживался такого мнения. Еще в августе 2015 года, являются одним из первых, кто требовал введения контроля на границе и быстрой обработки. Правда, моя позиция с тех пор не привлекал к себе большинство голосов, даже в моей «Австрийской народной партии». Тогда политика проводилась, в основном, под давлением средств массовой информации и неправительственных организаций. Но многие люди хотели сделать все как можно лучше. Год назад, когда мы в Вене, организованной закрытия Западе балканского маршрута, это решение очень много критиковали.

Вы имеете в виду канцлера Меркель, который сказал, что закрытие маршрута балканского региона не решить проблемы?

Меня тогда критиковали коллег из правительства и официальных лиц из Германии и Брюсселе, в целом, не стоит говорить. И теперь я слышал, что почти все согласны.

Фрау Меркель поблагодарил вас для закрытия маршрута балканской?

Речь идет не о благодарности, а потому, что теперь, чтобы продолжать двигаться по правильному пути. И здесь еще нужно сделать.

Как вы хотите в будущем, чтобы защитить внешние границы ЕС?

Часто мы спорим только о защите границ. И проблема будет заключаться в том, что мы, в общем, принять в Европе. Наша проблема в том, что мы обращаем на людей. Я забыл не только о защите границ, но и о том, что нас привлекают беженцев в Европе.

Не производит ли это иллюзия безопасности? Пока будет так, большой экономический и социальный искушении даст и облегчение, так же будут продолжать попытки людей, с помощью контрабандистов, чтобы попасть в Европу.

Следует, однако, делать различие между людьми, которые удается с помощью контрабандистов дойти до центра Европы, и 15 тысяч человек, в 2015 году, ежедневно приходили к нам. Вопрос в том, если мы поддерживаем систему, когда все больше и больше людей собираются в путь и, наконец, даже мы платим поезда и паромы, чтобы люди быстрее прибыли к нам.

Что вы можете предложить?

В Европе она занимает совершенно новые убежища. С одной стороны, мы не можем принять столько людей, как в последние два года. С другой стороны, мы, в будущем, вы должны выбрать непосредственно в зонах военных действий, которые юридически, через который может прийти в Европу. В то же время, те, которые идут в Европу нелегально, будет задержан на внешних границах, обеспечивается и отправили обратно. Как это сделать успешно Австралии или Испании. Или, если это не возможно, они будут переведены в другое безопасное место за пределами Европы. Там они будут защищены, но не лучшую жизнь, которых ожидали в Европе.

Вы хотите, чтобы уничтожить право на предоставление убежища?

Не. Но в последние два года, среди беженцев были относительно немногие, кто преследуется по политическим мотивам. В настоящее время, у нас проблема в том, что люди в регионах, охваченных войной, ищет защиты в соседних странах, и он решает уехать в Германии, Австрии или Швеции. В 2015 году в соседней стране — Словении — было подано менее тысячи заявок о предоставлении убежища, а у нас 90 тысяч. Мы не можем сохранить систему, при которой вы можете выбрать, в какой европейской стране можно подать заявку на получение убежища.

Как должны вести себя со странами, в частности, в Северной Африке, которые не хотят принимать обратно своих граждан, высланных из Европы?

Мы должны усилить давление. Многие страны не заинтересованы в том, чтобы я послал их граждан. Это экономический фактор. Возвращение обратно на родину, будет предлагать эти страны часть доходов. Таким образом, ЕС должен быть готов действовать также и на принцип «меньше». Это означает: для тех стран, которые не готовы, чтобы забрать назад свои выдворенных граждан, должны быть сокращены средства на сотрудничество в плане развития.

Не находимся ли мы в замкнутый круг? Если урежете помощь для развития, что еще хуже условия, так что больше беженцев путешествовать.

Я смотрю на это иначе. Уже сам по себе опасность это должно привести к достаточно пересмотреть. Кто говорит о том, что эти страны не согласятся? Мы даже не пытались-попробуйте! Если мы не будем бороться за наши интересы, то мы не должны удивляться, что наши партнеры по переговорам не будут готовы, чтобы забрать у нас своих граждан.

Защита внешних границ, помощь вблизи от родины, именно эти требования являются частью договора беженцев из Турции. Почему вы критиковали-сделка Меркель с Анкары?

В первую очередь, я предупредил, чтобы не попасть в зависимость от Турции. Были политики, которые, однако, были против того, чтобы защитить наши внешние границы, потому что они думали, что не с помощью силы, насилия, выступать против беженцев. В то же время, они были готовы именно за это платить Турции. Это ханжество. Нет ничего более морального, если вместо греческой полиции беженцев остановится турецкая полиция. Так что я не против сотрудничества с Турцией или другими странами. Я только для нас то, что мы можем сделать сами, сами и делали.

Другие члены ЕС хотят сотрудничества с Турцией даже усилить. В любом случае вы с вашими требованиями, чтобы остановить переговоры с Анкарой о присоединении оказались в изоляции.

Я думаю, сюжет положение многих политиков из ЕС. Большинство говорят мне, с глазу на глаз: «Турция никогда не вступит в ЕС, и мы не хотим». Одновременно, необходимо продолжить переговоры с Турцией, как будто мы хотим добиться вступления его завтра. Не считаю, что Турция как член ЕС. В последние несколько лет Анкара все больше и больше удалялась от Европы. В последние месяцы, это развитие было более резко, как.

С другой страны, которые все больше отдаляется от демократии, вы имеете дело проще – с Россией.

Что касается России, здесь речь не идет о вступлении в ЕС, а также о своем отношении к важным соседом. И просто, чтобы было ясно: против России, есть еще и санкции, а не переговоры о вступлении в ЕС. Мы не имеем права забывать и о том, что Россия аннексировала Крым. Но только заниматься вопрос вины – это не достаточно.

В начале украинского кризиса, снова возвращается блоковое мышление, которое, как я думал, исчезли с окончанием «холодной войны». Таким образом, моя первая поездка в качестве действующего председателя ОБСЕ в начале года будут в Восточной Украине, в Москве и в Киеве. В отношениях с Россией необходимо изменить тренд.

Это касается и ослабление санкций ЕС в отношении Москвы?

Я думаю, что предложение Франка-Вальтера Штайнмайера правильно нужно сделать санкции более гибкими. Мы нуждаемся в системе «шаг за шагом». Для каждого позитивного развития на место, мне нужно, чтобы шаг за шагом, чтобы ослабить санкции.

Для этого требования будут аплодировать в Социал-демократической партии Германии, но в ведомстве канцлера.

Речь идет не о том, кто будет мне аплодировать или критиковать. Это правда, к сожалению, такова, что мирный процесс не движется. Таким образом, вы должны вернуть доверие в Европе, а санкции отойти от системы штрафов.

Правопопулистские партии агитируют за близость к Путину. Если вы хотите, чтобы конкурировать с австрийской «Партией свободы», «Альтернатива для Германии» или «Национальный фронт»?

Не. Моей целью не является агитацией в пользу конвергенции, а в том, чтобы найти позитивный выход из этого кризиса.

Добавить в Flipboard Magazine.